Юмористический рассказ:
“Галактиада”

Виктор Гастелло

Створки люка ракетоплана даже не открылись. Матецкий для порядка поколотил кулаками по обшивке — все было бесполезно. Матецкий опаздывал на работу и злился. Со следующим ракетопланом ему повезло. Створки люка разошлись, и из ракетоплана вывалилась растрепанная женщина. Матецкий ловко воткнулся на ее место, но створки прихватили часть его плеча и не закрывались. Ракетоплан, булькая гравитационными двигателями, не трогался с места, пассажиры шумели, пилот упрямо ждал, когда створки встанут на концевые фиксаторы. Матецкий напружинился и с выдохом вдавился в какого-то типа, который и не думал двигаться. Створки сошлись, и ракетоплан стартовал. Матецкий огляделся. Через три тела стояла привлекательная брюнетка, но пробиться к ней не было возможности. В большие иллюминаторы было видно, как мимо проплывали служебные черные ракеты, дергались на цветных маленьких ракетках частники, с воем, бешено вращая мигалками, промчался оперативный ракетоплан. Картина была привычная.

На следующей остановке никто не выходил, и Матецкий уже из вредности уперся в створки, не давая им разойтись. Снаружи барабанили, ругались, стучали в иллюминаторы, уговаривали подвинуться.

На работу Матецкий все-таки опоздал. Он вошел в комнату, когда уже все ушли с перекура. Чижевский выразительно посмотрел на атомные часы, Матецкий молча развел руками и прошел к своему столу. Некоторое время он сидел неподвижно, приходя в себя, потом подключился к электронному интеллекту и погрузился в расчеты. В обеденный перерыв электронный интеллект автоматически отключился. Матецкий встал, разминаясь прошелся по комнате. Было непривычно пусто.

— Где наши дамы? — спросил он.

— Умчались, я их отпустил, — сказал Чижевский, — на соседней планете сапожки дают.

Матецкий вспомнил, что и жена сходит с ума по этим сапожкам, но звонить не стал.

В столовой он добросовестно отстоял длинную очередь на самообслуживании, без аппетита съел порцию жареных белков и выпил стакан дисахаридного компота. В дверях столовой к нему подскочил Макс и напомнил, что сегодня в плане вечером пивбар.

В комнате уже сидели женщины, злые и голодные, сапожек не досталось. На световом экране горел вызов: просила позвонить по видеотелефону жена. Матецкий с недобрым предчувствием набрал номер.

На экране появилось лицо жены:

— Вадим, ты заберешь сегодня Дениса из детского сада?

— А ты? — задал глупый вопрос Матецкий.

— Мне нужно забежать в овощной магазин, купить хлореллы и так, по мелочам.

— У меня сегодня святой день, — сказал Матецкий, — ты же знаешь, по средам мы пьем пиво...

— У тебя святая неделя, по пятницам вы ходите в баню...

— Пусть Дениса заберет твоя мама, — нашелся Матецкий.

— Ты прекрасно знаешь, что мама в другой туманности у брата.

— Ничего, — успокоил жену Матецкий, — старушка на пенсии, сядет на ионный суперэкспресс, ей полезно.

— Я не буду тревожить маму, — обиделась жена, - ты вечером будешь есть сухие водоросли.

— Ты же знаешь, в еде я неприхотлив как верблюд... — Матецкий не успел договорить, жена с треском отключила видеотелефон.

— А что такое верблюд? — кокетливо спросила Леночка, самая молодая в комнате и потому самая красивая.

— Верблюд — это ископаемое животное, жившее миллион лет назад на одной крошечной планете, на спине два горба и, если разозлить, то плюется...

Остаток рабочего дня прошел относительно спокойно, если не считать, что звонил субподрядчик и с угрозой требовал выполнять поставки по пи-мезонам для Млечного Пути. Матецкий ловко переадресовал грубияна в соседний отдел и с чистой совестью на таксоплане отправился в пивной бар.

Перед пивбаром на целый квартал шумела очередь. Матецкий сказал, что для него столик заказан, и попытался пройти в бар. Два здоровенных парня больно взяли его за плечи и молча показали в конец очереди. В этот момент в дверях бара возникла бородатая физиономия Стаса, и парни неохотно отпустили Матецкого.

Столик весь искрился пивом, удерживаемым электромагнитными ловушками в форме пивных кружек. В качестве ручек торчали стилизованные под старину соленоиды. Принесли азотно-туковые сухарики.

— Поехали, — сказал Стас, — в этом баре всегда свежее, в меру разбавленное пиво.

За соседним столиком большая компания шумно пила, нагло закусывая вяленым электрическим скатом.

Матецкий перехватил взгляд Макса. Тот усиленно изучал двух лишних блондинок.

Оставь их в покое, — сказал ему Матецкий, — эти дикари своих женщин без боя не отдадут... Опять будет свалка...

Я изучаю рыбку, — огрызнулся Макс. Ты не сводишь глаз с птичек... Макс поскучнел и начал говорить о производстве.

От бара до дома было всего несколько световых остановок, но Матецкий поленился тащиться в общественном ракетоплане и еще полчаса маялся, ловя таксоплан. Дома он быстро проскочил в ванную, мю-озонато-ром убрал запах пива и усталой походкой вошел в холл.

Старший сын Сергей, задрав ноги, сидел перед телетроном... Шла передача «Очевидное — невероятное». Обаятельный ведущий популярно объяснял тайну трех черных дыр, в которых регулярно исчезают белые карлики.

Жена еще полчаса обиженно молчала, потом не выдержала:

— У Сергея опять в дневнике двойка по единой теории поля.

— Выпустят из школы кандидатом наук, — спокойно сказал Матецкий, — я за него учиться не буду.

— Кандидаты наук в цехе зарабатывают в два раза больше, чем доктора-бригадиры, — с вызовом заметил Сергей, — и никакой мороки.

— Дело не в заработке, а в мере интеллекта...

— У Сергея двое в классе идут на академика, — сообщила жена. — Правда, у одного мать завуч... Сергей, убавь звук, Денис уже спит.

— Мне надо с тобой поговорить, — обратился Матецкий к жене.

— Я знаю примерно о чем...

— Тем легче будет, — сказал Матецкий. — Подходит очередь на легковой ракетоплан.

— Никаких ракетопланов, — вспылила жена, — опять днями и ночами будешь валяться под ним и шептаться с какими-то подозрительными личностями.

— Узнают, что уже год, как нет ракетоплана, вышибут из кооперативного ангара.

— Прекрасно, наконец займешься детьми, не будешь ошиваться в своем ангар-клубе, пить ракетное топливо...

— Между прочим, топливо делают из чистой биомассы, я его не пью. И посмотри, — Матецкий помахал полой пиджака, — пуговицу оторвали по дороге на работу.

— Я тебя всего обошью пуговицами, — пообещала жена.

— Меня в этом доме не понимают, — с грустью констатировал Матецкий.

Он молча прошел в подсобное помещение, открыл блок-шлюз и рванул рычаг: назло жене эту ночь он решил провести совсем в другом измерении.

Cамые смешные анекдоты, веселые картинки, flash приколы и мультики

Карта сайтаЯндекс цитирования

При цитировании и использовании материалов сайта в сети Интернет гиперссылка на xa-xa.biz является обязательной.