Юмористический рассказ:
“Так и было”

Виктор Гастелло

Допущен был ограниченный круг лиц. Как и положено, у входа в бункер стоял часовой. Он был не вооружен, но на всякий случай обладал громадной физической силой.

Совещание началось без формальностей. Текущий момент требовал быстроты и предельной конспирации.

— Прошу поближе, товарищи, — сказал председатель, человек с самым значительным лицом и волевым взглядом. Явно чувствовалось, что он видит дальше всех. — Начальник штаба, доложите обстановку!

Начальник штаба у всех на глазах как-то возмужал, подтянулся и без запинки отрапортовал:

Все готово к стремительному броску, тылы подтянуты, техника в районе сосредоточения, но... казна пуста.

Воевать будем в кредит, — бросил председатель, а где план операции, карта местности?

Начальник штаба растерянно оглянулся и вдруг находчиво потянул со шкафа затертый школьный глобус, брезгливо сняв с него попутно старую, мятую шляпу.

— Не годится, — отрезал председатель. — Тут отображены только континенты...

— И океаны, — с обидой уточнил начальник штаба. Неожиданно глобус большинству понравился, операция обретала масштабность.

— А я вижу пролив, — обрадовался кто-то. — А вот и остров Пасхи... Я узнал его.

— Товарищи, — сурово прервал председатель. — Вы не на уроке географии! Мы теряем время и оперативную инициативу!

— Я предусмотрел, — услужливо влез маленький человек с большим портфелем на коленях. — Вот план местности на кальке в крупном масштабе.

Все склонились над планом.

— Тут мы, там они, — толково докладывал маленький человек. — От нас до них почти километр, до зоны их патрулирования пятьсот метров. Наш плацдарм обозначен красным цветом, пунктиром — ближайшая задача дня, вернее ночи...

— Учитесь работать, — похвалил председатель и уничтожающе посмотрел на начальника штаба.

— Я могу сдать дела хоть сейчас, — обиделся тот, — работаешь на износ, и никакой благодарности.

— Сейчас не время, все личное должно отойти на второй план. — Председатель впился глазами в кальку, у него созревал окончательный стратегический замысел, но и росло чувство ответственности за операцию в целом... — Риск не исключен, — сказал он по-отечески глухо. — Нас могут спасти глазомер, быстрота, натиск и... никакой утечки информации. — Председатель пристально и подозрительно оглядел каждого. Явно чувствовалось, что он доверял только себе.

— Патруль снимают в двадцать три ноль-ноль, — бойко продолжал докладывать маленький человек, - спустя пару минут, можно начинать атаку. Вот расчет: средний темп движения, порядок взаимодействия, прогноз погоды. — Из огромного портфеля он доставал аккуратно подшитые бумажки и, как пасьянс, раскладывал на столе.

— У вас высшее военное образование? — влюбленным голосом спросил председатель.

— Да нет, как-то не пришлось, — зарделся маленький человек, — здоровьем слаб...

Но все крупнейшие операции, начиная с Пунических войн, знаю назубок. Могу рассказать, как разрушили Карфаген.

— У нас сейчас противоположная задача... Но какое оперативное видение! — председатель снова нехорошо посмотрел на начальника штаба. Явно чувствовалось, что после победы тот будет понижен в должности.

— А мирное население! — раздалось одновременно несколько встревоженных возгласов.

— Не такое уж оно мирное... И без паники, товарищи, — председатель был тверд, как антрацит. — Близлежащих жителей нейтрализовать — успокоить, разъяснить и дезинформировать, наконец, пообещать и обрисовать... Вы, мой друг, — председатель положил сильную руку на плечо маленького человека, — будете нашими глазами и ушами, так сказать, разведка боем, вплотную к патрулям, дадите сигнал к атаке: три свистка зеленого цвета.

Маленький человек вскочил во фрунт, гордо вскинул голову, но вдруг сказал неожиданно жалобно:

— У меня жмут новые ботинки...

— Вот и разносите, — подсказал злорадно начальник штаба. — Дадим двух бойцов для храбрости, один понесет ваш большой портфель.

— Ждем вашего сигнала, — подвел итоги председатель. — Прошу сверить часы... С богом, друзья! — Он стремительно встал и походкой великого полководца первым покинул бункер.

Маленький человек попытался выскочить следом, но громоздкий, как старый сундук, начальник штаба оттолкнул выскочку и, как второе по значимости лицо, вышел за председателем.

Смеркалось. Ночь подкрадывалась неслышно. Точно по сигналу хорошо подготовленное наступление началось. Натужно, по-танковому, ревели бульдозеры, вереница самосвалов стройной колонной вливалась на площадку, пара автокранов на флангах угрожающе вскидывала вверх длинные ажурные стрелы. Сполохи электросварки, как осветительные ракеты, рвали на клочья ночную темь. Работа кипела не за страх, а за деньги. Стремительная фигура председателя мелькала в самых жарких точках сражения. Это была его ночь, он чувствовал себя на коне. Рядом, едва поспевая, семенил маленький человек с большим портфелем — правая рука председателя, товарищ по борьбе.

Он прихрамывал, но, превозмогая боль, держался молодцом.

К утру все было кончено. Новый длинный ряд гаражей поражал воображение законченностью линий и совершенством форм.

Искусно замаскированный наблюдательный пункт председатель оборудовал на крыше бункера. За неимением стереотрубы он неотрывно смотрел в перламутровый театральный биноклик. Его волевое лицо после бессонной ночи слегка осунулось, но было непреклонно. Маленький человек зорко расположился рядом. Сквозь толстые стены бункера, нарушая утреннюю тишину, слышался могучий храп бывшего начальника штаба.

— Едут! — вскрикнул маленький человек. — Это они, я вижу невооруженным глазом.

— Их машина, — подтвердил председатель, сохраняя спокойствие.

— Что-то будет, — испуганно пискнул маленький человечек, — вдруг дадут срок?

— Просто срок, — пояснил председатель, — время дадут, чтобы сами снесли. Но у кого рука поднимется на такую красоту?..

— И вообще могут привлечь, — маленький человек окончательно терял лицо. — Может, сдаться в плен?

— Без паники, друг мой. — Председатель, не отрываясь от бинокля, положил сильную руку на головку маленького человека. — Будут спрашивать — скажем, что так и было...

Подъехала милицейская машина с симпатичным синим фонариком на крыше. Начальник отделения и участковый с выражением на лице, какое бывает у членов приемочной комиссии, долго любовались новостройкой.

— На вашем участке, — первым нарушил молчание начальник отделения.

— На нашем, — уточнил участковый.

— И клумбу успели разбить, — начальник отделения нежно потянул за стебелек ядовито красный пион. Цветок легко покинул землю. — Вот и корешок еще не успел пустить, а уже расцвел...

— Ихнего бы председателя гаражного кооператива в нужное русло, — сказал с восхищением участковый, — какие бы жернова крутил!

— Хорошо строят, — одобрительно заметил начальник отделения, — быстро, красиво.

— Жалко будет ломать, — посочувствовал участковый.

— Ломать — не строить, — тяжело вздохнул начальник отделения. — Разрешение надо...

Cамые смешные анекдоты, веселые картинки, flash приколы и мультики

Карта сайтаЯндекс цитирования

При цитировании и использовании материалов сайта в сети Интернет гиперссылка на xa-xa.biz является обязательной.