Юмористический рассказ:
“Вот главное”

Виктор Гастелло

Председательствующий, он же мой шеф, тяжело вздохнул:

— Что будем делать с Барабановым?

Члены ученого совета скорбно потупились.

— Барабанов — вот он есть, — шеф не очень вежливо ткнул пальцем в мою сторону, — а диссертации нет.

Дальше начались прения. Я рассматривал лепной потолок конференц-зала. Решение ученого совета мне было известно заранее...

Как картины далекого детства, проносились передо мной славные, но напряженные будни аспирантуры. Круизы на плотах, симпозиумы на теплоходах, восхищенные взгляды студенток-первокурсниц. Я представлялся коротко, но энергично — аспирант Барабанов. И этим все было сказано. А как недурно я выглядел с бородкой после одного из походов! Одна глупышка-первокурсница восхищенно вскрикнула: «Вылитый «Мыслитель» Родена... только с бородой!» Н-да. А вот теперь эти неинтересные разговоры. Было немножко грустно и немножко смешно. Встать бы и сказать: «Зачем все это, не будем попусту тратить время. Поймите меня правильно, дорогие коллеги. Да, да, я теперь могу себе позволить называть вас так. Что значит — Барабанов есть, а диссертации нет? Я и диссертация неотделимы. Я стою в плане. А план — это дисциплина. Вот так-то!»

Впрочем, все это само собою разумелось... И решение ученого совета, как я и предполагал, гласило: «Создать условия Барабанову в оставшийся весьма обозримый период».

После ученого совета и начался этот самый период.

...Сотрудников я подбирал сам. Сложился очень здоровый и работоспособный коллектив. На работу я слегка опаздывал, но в комнату входил стремительно и энергично, как бы задавая ритм рабочему дню. Все поднимали головы, а мне Маргарита слегка розовела.

Дорогая Маргарита! Увы! Кончилась пора тайных свиданий. Главное теперь — дело... И ничто не должно ему мешать.

Обход я начинал против часовой стрелки.

— Ну-с, как движется наша первая глава? — спрашивал я у Топоркова.

Топорков делал попытку встать, но я его останавливал:

— Ну что вы, дорогой Иван Павлович, ради бога, сидите.

Топорков начинал говорить медленно, потом увлекался. Приходилось его сдерживать.

— Иван Павлович... Все это весьма любопытно... Но... увы! Сроки. — Я выразительно стучал пальцем по настольному календарю.

В конце обхода я заглядывал в кабинет к самому шефу. За шефом была теоретическая часть. Если шеф занимался чем-то другим, то он вздрагивал и поспешно придвигал к себе листки, исписанные длинным рядом таинственных формул. Шефа я не перебивал, давал выговориться до конца.

Общим ходом работы я был вполне доволен. Как все-таки много значит, когда в коллективе здоровый моральный климат!

Что ж, в сущности, все верно, порядок должен быть...

Защита прошла успешно. Я был элегантен в строгом темном костюме. Один из оппонентов вместо чтения отзыва восторгался с трибуны: «Такая зрелость мышления и блистательность выкладок диссертанта!» и т. д. и т. п.

Старый хрыч! Еще немного бы и переборщил.

Были цветы от женщин, много цветов; рукопожатия мужчин; восхищенные взгляды молодых аспиранток.

На банкете выступающие растрогали меня до слез. Чувствовалось, что меня любят. Я был элегантен в светлом костюме с искрой.

Милая Маргарита! Она как-то грустно сидела и пыталась поймать мой взгляд. Увы... Все проходит. Это, кажется, заметили древние греки, а может быть, татары, тоже древние. Точно не помню. Но верно заметили.

А я уже почувствовал вкус науки. Время не ждет. Среди этих славных ребят, которые от души веселились на банкете, я мысленно подбирал здоровый коллектив. Впереди докторская. Это неотвратимо. Главное — попасть в план.

Cамые смешные анекдоты, веселые картинки, flash приколы и мультики

Карта сайтаЯндекс цитирования

При цитировании и использовании материалов сайта в сети Интернет гиперссылка на xa-xa.biz является обязательной.